Узел всех проблем

Бывает как…

Вглядываешься в причины своих поступков, пристально изучаешь свою суть, иногда как будто с пристрастием допрашиваешь самого себя, обходишь парадные фасады лживых оправданий… И вдруг замираешь в ошеломлении, не веря своим глазам, останавливаешься, чтобы через мгновение понять, зачем и почему в сознании так много секретов, защит и тайных уголков.

Чтобы не видеть вот этого.

Что всё самое ценное, буквально святое, чистое и светлое, что есть в тебе, то, что ты бережёшь, чем гордишься, что всё это произрастает из глупого отчаянного решения, принятого маленьким испуганным ребёнком в ответ на чужое зло, решения, которое было призвано обеспечить выживание прямо тогда любой ценой. И столько в этом решении силы, столько полностью оправдавшего себя жилистого надрыва, что свет от вложенной тогда энергии светит тебе и другим до сих пор.

Вот узел всех твоих проблем. Он развязывается последними петлями прямо перед тобой и теперь, даже не желая этого, тебе становится очень заметно — то, что ты скрывал от себя и других, то, чего стыдился, что доставляло проблемы тебе самому и тем, кого ты выбрал любить, вот эта самая неказистая невротическая твоя суть связана из той же нити, имеет ту же самую основу, что и самое лучшее в тебе. И более того — если бы не было первого, не было бы и второго.

Ты смотришь и обескураженно недоумеваешь — как такое может быть? Но невозможность отрицать очевидное ставит перед тобой следующий вопрос — что дальше? Есть две дороги — обесценить святое, поскольку видно теперь, что оно ещё земнее, чем простая грязь. Или поблагодарить жизнь за то, что водя тебя столько лет пустынными дорогами, смогла таки привести к прекрасной цветущей земле.

Увидев примитивную трусливую прозу в изначальном мотиве смелого Величия, можно загасить эти две полярности и успокоиться на серединном безликом нуле. Или можно выбрать, назвать правдой то, что ты видел и чувствовал, благодаря всей своей неказистой личной истории, сохранив веру, оставшись верным мгновению встречи. И принять себя, свою многомерную непростоту, как горькое лекарство запоздалой взрослости.

Лишиться будущего, заплатив им за аннигиляцию ненавистного прошлого? Или стать богаче на прошлое, которому, возможно, суждено, предназначено было быть именно таким, чтобы породить из себя нечто настолько неповторимое и бесподобное, как ты.