Сказка о картах

Есть на свете одна думающая страна, в которой живут думающие люди. И не просто так думающие, а вот как:

Как бы нам достигать своих целей, а чужих целей не достигать?
Как бы нам ходить своими дорогами, а чужими дорогами не ходить?
Как бы нам получать то, что мы хотим, а чего не хотим, не получать?
Как бы нам жить свою жизнь, а чужую жизнь не жить?

Собрались думающие люди все вместе и решили напечатать самую точную карту своей страны, чтобы можно было всегда попадать куда тебе нужно, а куда не нужно, не попадать. Для этого карта должна была стать такой точной, чтобы на неё попало всё, что в этой стране есть, а чего там нет, чтобы и на карте той не было. Да и на самих себя думающие люди решили одеть одежды в виде образа своих профессий, чтобы при случае знать, кто есть кто.

Карта страны думающих людей получилась очень точная, но очень большая, потому что её пришлось сделать в масштабе один к одному. Думающие люди сначала расстроились — как же такой огромной картой пользоваться? А потом обрадовались, потому что подумали и поняли — нужно положить самую точную карту прямо на всю территорию своей страны. Выйдешь на улицу, чтобы идти своей дорогой, а чужой не идти, а у тебя под ногами как раз самый точный маршрут!

Карту думающие люди напечатали, новые одежды для себя сшили. Но как только они попытались положить карту на землю, то увидели, что на земле уже лежит какая-то карта. Старая! Немудрено, что думающим людям не всегда удавалось достигать целей — карта-то под ногами не точная. Кто-то решил поддеть пальцем старую карту с краю и ахнул — под старой картой лежала другая, ещё более старая!

С одеждой такая же история получилась — чтобы новую рубашку одеть, нужно старую снять, а под старой рубашкой ещё одна одета, на которой нарисован тот, кем ты раньше был. Стали одни думающие люди быстро-быстро раздеваться, чтобы тело своё настоящее найти, а другие стали быстро-быстро копать, чтобы до самой настоящей земли добраться. Но чем больше одежд они с себя снимали, тем всё более древние платья обнаруживали; чем глубже копали, убирая одни карты, тем всё более древние карты под ними находили.

Выкопали думающие люди посреди своей страны яму круглую, широкую, глубокую. Устали копать, встали отдохнуть вокруг ямы, в ошмётки старых платьев одетые и смотрят — то вниз, в глубину, то на самих себя. Как посмотрит думающий человек вниз, так видит историю своей страны. Как посмотрит на себя — видит свою собственную историю.

Вдруг увидели думающие люди, что карты в яме слоями лежат, спиралью от краёв к центру сходятся. Снизу будто бы всё бежевые карты лежат, самые древние, с местами, где зверя ловить, да яблоки рвать.

Потом будто бы фиолетовые, с местами, где духам почести воздавать, да предков хоронить.

Потом красные, с местами, где клады зарыты, да границы владений проведены.

Потом синие, с местами, где праведные люди живут, да где храмы и монастыри стоят.

Потом оранжевые, с местами, где небоскрёбы в небо уходят, да где финансовые потоки идут.

Потом с самого верха уже зелёные, с местами, где с картами пришла пора разбираться.

Вот увидели эти слои думающие люди и удивились. Но потом кто-то перевёл взгляд на себя и ахнул — слои древних карт, что на земле лежат, такой же чередой платьев и на человека одеты! Получается, что всякий думающий человек с рождения своего разворачивает три дороги:

первую дорогу — собственную, свою;
вторую дорогу — вместе с другими людьми;
третью дорогу — вместе со своей страной.

Взяли думающие люди себе по кусочку от каждого цветного слоя своего и сложили их в колоды карт на память о таком великом открытии. Стали яму, вырытую сперва, закапывать, стали одежды свои восстанавливать. Глядят — пёстрые карты сами собой сворачиваются в три спиральные дороги, идущие из одного центра. Получился на том месте большой красивый символ — знак примирения карты и территории.

А те колоды карточные думающие люди оставили себе. Говорили потом, что

если цели свои достигать, а чужие не достигать;
если дорогами своими ходить, а чужими не ходить;
если только то получать, что хочешь, а чего не хочешь, не получать;
если жить свою жизнь, а чужую жизнь не жить,

то в колодах тех карточных новые слои появляются. Вроде бы есть такие думающие люди, у кого в колоде и жёлтые карты есть, и бирюзовые. Но про то точно сказать мы не можем.

Проверьте сами!