Здравствуй, строка!

Здравствуй, строка!

Здравствуй, моя родная, моя хорошая! Как бы я жил, если бы у меня не было тебя? Веди меня, направляй мои мысли, создавай то, о чём известно тебе одной, вверяю себя в твою власть, жду твоих слов, встречу все твои обороты как свои и помогу тебе стать тем, что готово прийти в мир через тебя с моей помощью. Знаю, ты любишь меня и прими мои заверения в ответной любви. Я дорожу нашими отношениями с тобой, дорожу твоим доверием и отвечаю тебе взаимностью. Пусть смыслы, плод нашей любви, станут жить сначала во мне, а потом вырастут, станут самостоятельными и начнут жить своей жизнью на радость нам с тобой.

Помню, как впервые ты привлекла меня. Я не мог сопротивляться этому влечению, я писал, не смея исправлять ни слова, я выводил тебя неопытной рукой, удивляясь тому, что рождалось между нами. Ты была прекрасна в той своей простой и незатейливой истории. Мы словно бы танцевали вдвоём, глядя друг на друга, не отрывая взгляда, любуясь самой возможности делать шаг за шагом, стараясь хранить внутренний ритм среди не всегда ритмичных слов. Тогда ты впервые дала мне счастье верить в реальность того, чего не существовало ещё минуту назад. Прости мне то, что я не смог сохранить наши первые смыслы. Я буду жалеть об этом всю жизнь.

Конечно же, ты простила меня. Гораздо сильнее ты сердишься, если я упускаю шанс быть с тобой в эти дни, если за делами, которые кажутся такими важными, я делаю ошибочный выбор и прошу тебя подождать, заверяю тебя, что будет какое-то лучшее время, когда я смогу начать писать тебя. Но нет, нельзя войти дважды в одну строку. Всякий раз, отказываясь от общения с тобой, я горько жалел. Но ты это знаешь не хуже меня, потому что моя потеря смысла это и твоя потеря.

Я твой раб и одновременно владею тобой безраздельно. Кто из нас ведёт в танце? Я не знаю и отказываюсь знать это, потому что сама постановка этого вопроса прерывает музыку и мы оба замираем в нерешительности перед следующим словом. Но мгновение спустя после того, как моя рука снова предлагает тебе в доверии опереться на неё, мы снова продолжаем различать в чечётке цокающих клавиш музыку, дающую жизнь мне и тебе.

Чем станут смыслы, родившиеся между нами сегодня для тех, кто возьмётся впустить их к себе в дом? Может быть, это напомнит кому-то об отношениях двух любящих людей. Может быть, это будет похоже на разговор человека с Богом. Или эта история ни о чём будет похожа для кого-то на любящий голос животворной пустоты, создающий Вселенную из мгновения в мгновение, потому что всегда хочется посмотреть, что же будет дальше. Нам с тобой редко когда удавалось угадать то, какую жизнь выберут наши смыслы. Мы с тобой всегда хотели одного — пусть они будут живыми, настоящими, душевными.

На радость мне и тебе.