Лежу, не сплю. Как же это просто и очевидно, что только смыслы и понимания реальны, а любая вещь – абсолютно иллюзорна. Как наивны попытки держаться за твёрдый мир – его нет, прямо сейчас, здесь, его нет и никогда не было.

Всё будет так, как я захочу. Мой мир ровным счётом таков, каков я сам. Я буду работать только с теми близкими партнёрами, кто способен доверять не проверяя. Никогда, никогда, никогда я не стану предполагать за людьми паскудство, и, строя с ними дела, подкладывать соломку, чтобы не больно падать, если что. Пусть это называет практичным кто-то другой, не я. Падать некуда, там нет ничего твёрдого, там только новые понимания и смыслы. Которые выбираю я сам.

Но удивительно, что одно из пониманий, один хитрый смысл здесь заключается в том, что людям кажется, будто тут всё взаправду, будто мир состоит из нерушимых кирпичей разной величины, ценности, крутости. Поэтому мы будем играть в договорные отношения, подписывая чернилами слова на бумаге. Если вдуматься, то ничего смешнее этого просто быть не может – придать бессмертному пустотному смыслу форму тленной, но такой “нерушимой” вещи. Но вот такие у нас тут игры.

А я лежу, не сплю и падаю, а точнее летаю в бесконечных хитросплетениях смыслов и пониманий, некоторые из которых называют себя мной. Отпусти меня, Прущее, я хочу уже спать.