Она как музыка

У моей женщины очень тонкий музыкальный слух. Но музыка тут не при чём. Хотя… Впрочем, сейчас поясню.

Знаете, как мастера музыканты иногда весьма живо и экспрессивно реагируют на фальшивые ноты? Внешне это может выглядеть далеко не всегда дружелюбно. Но глубинный мотив для такой реакции очень тонок и обладает воистину глубочайшим смыслом. Потому что – музыка священна! Человек должен сделать лучшее, на что он способен, играя музыку, ему стоит присоединить к этому искусству самую сердцевину своего мастерства. Часто степень эмоциональной реакции на фальш прямо пропорциональна силе любви к музыке, как к воплощённой безсловесной реализации Духа. Если я равнодушен к таинству, то меня совершенно не трогает, когда Рабинович напевает Битлз и навсегда тем самым закрывает кому-то дорогу к бесконечной радости вкушения результатов гениального творчества. Но если музыка составляет для меня суть моей жизни, если я вижу в ней метафору работы души, если я вижу и слышу мир как симфонию, сотканную из чувственных, драматических, любовных, чистых и живых нот, то режущая слух, лживая фальш для меня не является приемлемой ни в коей мере.

Валентина и я, мы очень любим музыку, иногда мы смеёмся, а иногда плачем вместе с ней. Но точно так же, как музыка является метафорой работы души, я хочу показать душевную работу через музыкальную метафору. С первых дней нашего знакомства мы нашли друг в друге что-то такое, что позволяет нам быть вместе уже 23 года и с радостью играть общие мотивы на струнах наших душ. Но в отличие от меня, Валентина имеет существенно более тонкую способность находить искренние выражения для своих чувств, воплощать их в слова и дела. Волею судеб, в раннем возрасте я, к сожалению, научился лукавить, выдавать желаемое за действительное. Это спасло меня от многих печальных обстоятельств и теперь эта способность сидит во мне, как способ реагировать по умолчанию на некоторые вызовы судьбы. По взрослому опыту такие мои реакции становятся далеко не всегда удовлетворительными и часто оказывается необходима вся моя осознанность и включённость, чтобы не позволять суетливости своих страхов внести сумятицу в мои дела.

А Валентина не лжёт. Говорю вам со всей ответственностью – эта женщина не солгала мне ни одного раза за всю нашу жизнь. Это так не потому, что она не умеет говорить неправду – она не хочет. Потому что она владеет абсолютным внутренним чувством, которое в начале я сравнил с музыкальным слухом. Валя обладает способностью трепетно относиться к проявлениям своей души и души другого человека, потребностью уважать себя и желанием общаться с уважающим себя собеседником. Отсюда происходит восприятие фальши, как избегание прямого пути к собственной глубине, как отказ от возможности реализовать естественное мастерство, как кощунственный выбор рабства вместо свободы.

Есть миллион способов защититься, сбежать от обжигающей правды и укрыться за тёпленькую ложь. Один из этих способов – отрицать способность другого человека разглядеть в моём поведении такое бегство. “Говори за себя. Ты не можешь знать, почему я так сделал”, – возражаю я, но проходит время, и с совершенной отчётливостью приходит понимание, что мои действия тогда были сформированы не тем, чем я хотел бы гордиться. И тогда я позволяю правде жечь меня, но несмотря на бедственные ожидания в результате всё оказывается разумно, справедливо и достойно. Так я учился доверять себе все эти годы и продолжаю учиться сегодня. Если бы я сбегал от права увидеть свою ложь, я не стал бы тем, кто я есть, и не смог бы так чувствовать и так писать. Я не смог бы получить от жизни столько радости, сколько даёт открытое, несовершенное, простое счастье быть честным сам с собой, наслаждаясь роскошью уязвимости.

Точно так же, как музыкалный талант является настоящим даром, талант ценить в себе и в людях искренность и прямоту сопровождается способностью видеть, чувствовать фальш. Все мои попытки отрицать прозорливость Валентины разбились. Она знает меня лучше, чем я знаю себя сам. Она видит во мне то, что я не всегда сподобляюсь увидеть и оценить. Она верит в меня больше, чем я сам в себя верю и тем самым усиливает меня. Она поддерживала меня в самые непростые времена, всегда была на моей стороне в труднейших ситуациях. Всё, что ей всегда было нужно от меня, это внимательное понимание глаза в глаза, когда не нужно лишних слов. И великодушие для того, чтобы за поверхностной рябью неизбежно ограниченных слов видеть глубину, наполненную любовью.

Иногда Валентина находится в затруднительном положении, потому что эволюционирующая партитура её душевного состояния оказывается довольно сложной, чтобы сыграть её чисто с первого раза. Иногда она ошибается и это досадует её. Тогда ей требуется всё моё внимание, терпение, понимание и великодушие, чтобы у неё получилось сказать или поступить так, как того заслуживает музыка её сердца. И когда ей удаётся особо сложный аккорд, вы бы только видели это! Все земные и небесные литавры тогда изумительно красиво начинают петь новую сильную песню, и мы оба плачем от счастья. Так было, например, когда мы забрали сына из школы, чтобы он смог учиться дома. Валя долго не могла найти подобающее звучание этому своему пониманию, но когда нашла, мы все, а в первую очередь наш сын, Назар, были безудержно счастливы! Как потом оказалось, это было началом непростого пути, потребовавшего от Валентины всей чуткости, всего внимания к каждому аккорду, но она справилась и справляется прекрасно!

Далеко не все и не всегда готовы не только жить, но и просто быть рядом с человеком, способным расслышать твою фальш. Маменькины сынки, ждущие и требующие от женщины безусловного восхищения, отлетают от Валентины как зайцы, испугавшиеся звука с неожиданной стороны. Женщины, запутавшиеся в лабиринте собственных зеркальных отражений, не желают видеть в Вале возможность для себя быть ярче, сильнее, глубже, счастливее. Нас по настоящему могут оценить только те, кто прошёл вместе с нами долгий путь, получив несколько добрых шансов вспыхнуть и сгореть дотла, чтобы узнать что-то новое о себе. Далеко не всем это под силу. Даже тем, кто реализует в мире признанное мастерство, кого множество людей считают мудрецами. Иногда им особенно трудно воспринять живую обратную связь. Гораздо проще выстроить между собой и нами стену из восторженных аплодисментов многочисленных поклонников, заслоняющую возможность увидеть и расслышать собственную фальш.

Моя жизнь была бы много проще (и несколько короче, возможно), если бы я не встретил Валентину, и если бы моя сутевая основа, о которой я тогда мало что знал, не полюбила бы её с огромной силой. Мы помогли друг другу выжить и ежедневно учимся друг у друга быть большим, чем ты сам, чем просто ты один. В этом, я думаю, секрет длительных отношений – в мужестве изменяться, в способности мужчины учиться у женщины искреннему пониманию глубины своих чувств и в способности женщины учиться у мужчины праву на сильную, уверенную активность в мире. Никогда, находясь вдали от дома, я не бываю один. Знайте – когда вы говорите со мной или с Валентиной, вы говорите с нами обоими, потому что всё, что я называю собой, сформировано вот так – глаза в глаза – с моей любимой женщиной.

Это очень значимо для меня. Валентина – она как музыка.

P.S. Мы всей семьёй ведём тематический паблик “Естественное взросление”, посвящённый осознанному родительству и семейному образованию. Пока вконтакте материалы размещаются несколько активнее, чем на facebook, но со временем это уравняется. Приходите, мы будем рады вашему неравнодушию!