Ночью тихо и темно. Без дневного шума и пестроты, когда уже почти не видно предметов и тел, мы становимся ближе к тому, кто мы есть на самом деле. В сумерках, и для себя и для других, мы словно бы похожи на замысловатую плетёную материю, грубо и тонко сотканную из нематериальных мыслей, чувств, эмоций и желаний.

Как только нас отпускает вынужденная или радостная активность дня, мы позволяем себе расслабить ремни и петли ценностей и убеждений, чтобы без никакой потребности двигаться просто наблюдать за течением мысли относительно случайного текста, оказавшегося перед глазами. И когда этот текст по вашему на то соизволению начинает струиться, вплетаться и соединяться с нитями, составляющими ваше самое душевное естество, вам может стать теплее, мягче и много проще понимать то, что должно быть понято и находить то, что должно быть найдено. Потому что мысли, которыми жив сейчас я, начинают жить и вами тоже. А значит, между нами, настоящими ночными жителями, совершенно нет не только никакого расстояния, но даже и разницы – мы одно. Мы скользим глазами по одному и тому же тексту, мелодии наших душ поют в унисон, а значит эта мелодия и является единственно возможной реальностью прямо сейчас. А это единство общих переплетённых смыслов и есть настоящая близость.

Где бы вы ни были сейчас, я смотрю на вас, шепчу вам, касаюсь вас. Пока вы читаете это, вы и есть это. Пока я пишу это, я есть никто другой, кроме как вы, те, кто сейчас продолжает читать. И не важно, что мой организм уже перестал искать пальцами нужные буквы, отправил это вам, а сам лёг спать – я далеко не только и не столько этот организм. Я в гораздо большей степени являюсь смыслами, вложенными в этот текст. Впрочем, как и вы. Мы – рядом, мы – одно. Люблю это!

Как же это хорошо – ночь и тишина. Сразу понимаешь, что всё связано.