Я не знаю как мне жить и что мне делать после того случая,
Когда всё изменилось так, что нет теперь пути назад мне в прошлое,
В котором я всё понимал, в котором было мне намного проще жить,
В котором я не знал тебя и сам не понимал, насколько слеп я был.

Я помню как сейчас когда с тобою мы впервые встретились.
Когда весь мир был сер и вдруг всё засияло красками!
Когда я говорил, как долго ждал тебя, как долго я искал тебя.
Когда я в пламени твоём сгорел и сам теперь стал этим пламенем.

Друзья мне говорят, что я всё потерял и вот теряю сам себя.
А я не знаю, как мне им сказать, что ничего дороже нет,
Чем просто быть с тобой, забыв само существованье времени,
Чем радость от того, что каждый день мы снова можем видеться.

Сначала я любовь таил и опасался невзначай обжечь людей,
Но вскоре понял я, что выше моих сил скрывать тебя от всех.
Я вышел пред людьми и чувство распахнул к тебе горячее!
И сам чуть не ослеп, так ярко всюду засиял мой отражённый свет!

О, как же восхитительно смотреть вокруг и видеть столько доброты!
О, как же замечательно узнать, что всё, что нужно – лишь любовь!
О, как это прекрасно, верить людям и себе, надеяться на лучшее!
О, как же хорошо тебя благодарить за то, что ты со мной!

Теперь иду я по земле и чувствую её, земли, дыхание.
Теперь смотрю на небо я и в небе вижу я глаза твои.
Теперь моя рука касается всего так словно ты касаешься.
Так словно бы не только я тебя люблю, но и любим тобой.

Помыслить жизнь свою, когда не рядом ты теперь я не могу.
Всё время провожу с тобой и в этом нахожу своё предназначение.
И глаз своих я отвести от твоего лица уже не в состоянии.
И руки я твои держу, ты точно так же держишь меня за руки.

Проходит день за днём, на всё вокруг смотрю я сквозь твоё сияние.
Однако, надо как-то дальше жить и кажется, что я не знаю как,
Мне обустроить жизнь с тобой, чтоб не разбить о мир любовь к тебе.
Чтоб полной чашей был мой дом, чтоб мог тебе дарить я лучшее.

И вот стоит мой дом, в который я тебя привёл, как неприкаянный.
Внутри моя любовь, но всё, что есть вокруг, лежит заброшено.
Ты смотришь на меня, как будто ждёшь чего, но я не знаю как,
Мне обустроить жизнь с тобой, чтоб не разбить о мир любовь к тебе.

Проходит день за днём, и вижу я, что свет твой преломляется
В обычные дела, которые нам нужно делать день за днём.
Ты рядом, ты со мной, ты здесь, я о любви тебе твержу.
Как будто должен я, но там, где тлеет долг, там больше нет любви.

Когда я осознал, что потерял тебя, меня пронзила боль.
Вокруг всё изменилось так, что нет теперь пути назад мне в прошлое,
В котором я всё понимал, в котором было мне намного легче жить,
В котором я любил тебя и места не было во мне сомнению.

Отчаянно я возжелал вернуть тебя, но знал, что всё бессмысленно.
Чем больше я ищу тебя, тем дальше от меня ты удаляешься.
Чем больше я стараюсь всё вернуть, тем меньше понимаю как.
Чем больше прилагаю сил, тем меньше чувствую тебя.

Не помню я, чтоб на душе когда-нибудь мне было так же тягостно.
Хожу я по земле, брожу и вовсе ничего не чувствую.
Смотрю на небо я, в усталости глаза мои смыкаются.
Чего не трону я, всё словно грязное или холодное.

И вот тобою брошенный, тобой оставленный, тобой покинутый
Я в людях видеть стал их страх, их ненависть и их ничтожество!
Их пустоту внутри, и ложь, и мелочность, их алчность и предательство!
Их жадность до чудес, их глупость и безумие, их смертные грехи!

Я презирал людей, средь них нет никого, кто б мне напоминал тебя!
Я только чёрное носил, почти не ел, не пил – нет повода для праздника!
Никто не мог ко мне прийти, чтоб от меня не встретить осуждение!
Ведь я хотя бы знал тебя, а им любовь твоя совсем не ведома.

О, как же отвратительно смотреть вокруг и видеть в мире столько зла!
О, как же омерзительно всё понимать, смотреть в глаза реальности!
О, как же безобразны люди в этом их желаньи думать только о себе!
О, как же мне противно жить, совсем уже забыв твою любовь!

Однажды шёл я средь людей по городу, по оживлённой улице.
И вижу впереди себя исчадье мрачной беспросветной гордости –
Презренье на лице, надменность в редких жестах, чёрное пальто.
Вдруг замер я и замер он. Себя увидел я в огромном зеркале!

Как это может быть, что стал я вот таким безумным и безрадостным?
Как это может быть? Когда произошло со мной такое превращение?
Смотрю по сторонам – я людям приписал своих пороков отражение.
Как раньше видел в них лишь только яркий свет своей любви.

Стою среди потока мыслей, чувств, людей, событий, времени и воздуха,
Сражённый вдруг возникшей тишиною в самом центре шума города,
И вижу – я всю жизнь малюю мир по своему лишь образу, подобию.
Не слишком ли я много возомнил о собственной тут важности?

А жил ли я хоть день действительно, по правде и по-настоящему?
Быть может я не вылезал ни разу из своей зеркальной скорлупы?
А мир никак не должен соответствовать моим простым и сложным ожиданиям.
Он просто есть. Как в первый раз я на него теперь смотрю и дивно мне.

Вот птица села на карниз и, осмотревшись, чистит свои пёрышки.
Вот ветер подхватил газету и поднял её, понёс её куда-то в сторону.
Вот сломан светофор и ярко он горит всеми цветами одновременно.
Вот на стене написано размашисто и чуть неровно “Будь со мной!”

С тех пор не знаю как мне жить и что мне делать, знать мне это ни к чему.
Вокруг всё изменилось так, что настоящим стало будущее, прошлое,
Нельзя сказать, что стало сильно легче мне иль тяжелее жить.
Я просто перестал делить на части то, что было всегда целое.

Друзья мне говорят, что взялся я за ум, что делаю теперь всё правильно.
Но это мне смешно, я ум свой не держу, теперь свободен он.
Я взял и изменил вокруг себя всё то, что мог я изменить.
Я взял и отпустил вокруг себя всё то, что неподвластно мне.

Я чаще стал молчать, в молчанье нахожу я место беспристрастности.
Там с миром я мирюсь, смотреть вокруг учусь без ослепляющих зеркал.
Там, в полной тишине могу я умножать, могу делить на ноль
Всё то, что я люблю, всё, что так важно мне и что совсем не значимо.

И в тот момент, когда, казалось бы совсем, я вовсе позабыл
О том, как был с тобой, как я любил тебя, как я искал тебя,
Предчувствие твоё, движение твоё, я словно запах ощутил
И перестал дышать, боясь, что ускользнёт мелькнувший образ твой.

О, как смеялись мы, когда я понял вдруг, что вовсе никогда
Тебя я не терял, а мудрости твоей, как красоте, предела нет!
Я спал и видел сны, рождался, умирал с твоею помощью.
Мы вместе шли с тобой по дням и по годам, столетиям, тысячелетиям.

В лесах мы выживали как могли, пока не поняли, как приручить огонь.
Писали мы тома бесчисленные книг и жгли потом их на кострах.
Мы проникали в суть природы всех вещей и, к звёздам устремясь,
От голода дрожа, просили накормить и обогреть себя.

Рожали в муках мы своих детей, и с плачем провожали их на крест.
Мы приходили казнь смотреть и криком ободряли палачей.
Мы до последнего надеялись, что помощь к нам придёт с небес.
Мы в мир благую весть несли и строили все храмы на Земле.

Художник и натурщица; строитель, дом его; садовник, сад; жена и муж;
Убийца и его палач; тиран, безропотный народ; вор и тюрьма;
Творение и автор; следствие, причина; замысел и воплощение –
Мозаика цветная красками сияет, всё здесь мудро сложено, всё связано.

Теперь мне нужно как-то завершать рассказ о том, как я нашёл тебя,
Сквозь долгих дней святые муки нахожденья нужных слов,
Сквозь все сомненья и отчаянье, и счастье возвращенья близости.
Теперь читаешь ты все эти строки и, может быть, не узнаёшь себя.

Но это ты! Да, слышишь, ты! Всё это для тебя! Всё это о тебе!
Ведь если б я не смог найти тебя, разве могла б существовать
Простая нить из неказистых слов, которая сплела собой
Вот этот тёплый, мягкий и красивый мир, в котором мы с тобой сейчас?

Я рад тебе. Я очень рад тебе. Так хорошо что ты на белом свете есть.
Стена меж нами пробивается насквозь простым движением души.
Нам только кажется, что существуем я и ты, что мы разделены с тобой,
Но нас здесь нет, есть только эта струйка слов. Не веришь? Оглянись!

Вот птица села на карниз и, осмотревшись, чистит свои пёрышки.
Вот ветер подхватил газету и поднял её, понёс её куда-то в сторону.
Вот сломан светофор и ярко он горит всеми цветами одновременно.
Вот на стене написано размашисто и чуть неровно “Будь со мной!”