Столетняя война с человечностью

Возможно, самой главной причиной технологического прорыва человечества стало веяние, повсеместно развернувшееся сто лет назад и создавшее системные условия к становлению в человеческой культуре уважение к интеллекту и к результатам его работы. Я говорю о принятии всеми цивилизованными странами образовательных стандартов, обязательного требования ко всем людям – получить как минимум среднее образование. Именно это обстоятельство, пройдя через два-три поколения и накопив силу, создало экспоненту открытий и изобретений, радикально преобразивших нашу жизнь.

У технологического прорыва есть масса очевидных плюсов – мы живём в наступившем будущем и пользуемся его дарами, предвкушая новые, в том числе и искусственный интеллект. Но некоторые эксперты начинают бить тревогу, наблюдая некую несоразмерность колосса на глиняных ногах, у которого мы так активно строим голову, потеряв внимание к фундаменту.

Метафора о ядерной бомбе в руках первобытного человека пугает нас. Не скажут ли именно так о нас историки будущего, выжившие в возможном грядущем апокалипсисе? Может быть мы получили в доступ гипертрофированные технологии, будучи не готовы к ним морально? Готово ли стремительно глобализирующееся человечество быть таковым с духовной точки зрения? Мы продолжаем преследовать алчные эгоцентричные и манипулятивные этноцентричные цели, но последствия этой манипулятивной алчности уже не остаются в пределах города или страны – они могут распространяться экономическими кризисами и военными конфликтами на весь мир.

В самом начале я упомянул систему образования, ставшую за сто лет причиной становления технологической вавилонской экспоненты. Я всерьёз считаю, что эта же самая тема – школа – стала и продолжает быть для человечества причиной ещё одной пока ещё не осознанной нами беды, последствия которой могут быть впоследствии названы преступлением против человечности, настоящим геноцидом для естественно присущих людям доброты, любопытства и индивидуальности. Я уважаю труд ярких, искренних, добрых педагогов, каковых не много, но в этой статье я намеренно усилю негативные коннотации, чтобы сформировать у читателя необходимость искать пути к радикальной трансформации способов, которым мы формируем человечность в наших детях.

На протяжении нескольких поколений люди насильно рвут живую привязанность ребёнка к родителям, ставя его в невыносимые условия обязательного неподвижного выслушивания речей часто равнодушного, усталого человека, несправедливо обиженного государством, родителями и сломленного Системой. Мы проводим над культурой человечества тотальный эксперимент, последствия которого могут быть крайне разрушительными не только на основании его внешних результатов, ставших тревогой перед гипертрофированными технологиями. Существуют культурные последствия, которые могут поставить нас в ближайшее время перед необходимостью расшколивания массового сознания людей, получившего усвоенные в школе привычки лгать старшим, обижать себе подобных, давить в себе естественное любопытство и индивидуальность и не позволять себе идти путём искреннего и живого творчества.

Гибель Родительства

Я здесь говорю именно об осознанном родительстве, которое является одной из высших практик человечности, духовной практикой. Это не о формальном биологическом воспроизводстве. Современным работающим взрослым, родившим ребёнка, очень выгодно существование школы. Это удобно, она освобождает от душевной трудной заботы что-то объяснять детям, давать им темы к развитию, отслеживать результаты, пробуждать в них вопросы, создавать в них потребность формировать свои собственные векторы будущего. Школа это великий соблазн родителям уйти от ответственности за сотворённую ими новую жизнь. Никто не является для нас лучшими учителями, чем наши собственные родители и наши собственные дети. «Вновь мы с ними пройдём детство, юность, вокзалы, причалы. Будут внуки потом, всё опять повторится сначала». Современная школа сначала последовательно ограничивает нашу возможность учиться жизни у родителей, а потом возможность родителем быть.

Гибель привязанности

В раннем возрасте, разрывая привязанность с родителями, мы сажаем детей за столетние парты. Дети очень быстро понимают, что за редким исключением их новые вторые родители, учителя, не горят внутри педагогическим призванием, а ходят сюда на работу, тихо или явно ненавидя эти стены и всё, что внутри. В итоге оторванная привязанность, обеспечивающая нам выживание и способность учиться у опытных людей, переключается на тех, кто выживает тут рядом с нами – на наших сверстников. Мы начинаем учиться жизни у тех, кто сам не знает как жить. Отчаянно выдумывая убогие и примитивные молодёжные субкультуры, мы, потерявшие защиту, протестуем против предательства взрослых и лжём им, научившим нас лгать. Подробнее о теории привязанности – в книге Гордона Ньюфелда и Габора Матэ “Не упускайте своих детей”.

Гибель доброты

В этом процессе мы испытываем брошенность и за невозможностью выразить гнев на сильных взрослых, мы проецируем его на слабых сверстников. Вряд ли есть хоть один ребёнок, прошедший сквозь школу вовсе без опыта предельно жестокого, не знающей внутренних пределов, издевательства сверстников. И не известно, что плачевнее – быть субъектом, объектом или бессильным наблюдателем таких издевательств. Родители, забравшие своих детей из школы, часто слышат вопрос о социализации, о великом благе, случающемся внутри школьных стен. Это напоминает мне стокгольмский синдром, когда заложники начинают защищать террористов. Ещё это похоже на рассуждения взрослых мужчин об армии, как о школе жизни, а не как об опыте унижения и адски бессмысленной траты времени и сил. Нужно обелить, облагородить, освятить школьную «социализацию», чтобы оправдать для себя потраченное зря время жизни. Подробнее о социализации – в другой моей статье.

Гибель любопытства

Дети – это восхитительные исследователи всего! Они рождают миллионы вопросов и готовы прилагать титанические усилия в поиске ответов, когда встречают поддержку этой своей естественной разумности. Но возьмите в руку плётку оценочного суждения и заставьте их идти туда, куда они не хотят и вы встретите апатию, вселенскую скуку и даже активное сопротивление. Бороться с детской апатией, скукой и сопротивлением обильно учат в педагогических институтах, потому что именно с этим злом придётся столкнуться тем, кто не должен прислушиваться к органичному потоку детской разумности, но должен выдавать на гора результаты штампованного производства Знаний.

Гибель индивидуальности

Человеческое счастье – в нашей несравненности. Как только мы начинаем сравнивать себя с другими людьми и даже с самим собой, мы создаём условия для несчастья – «несейчастья». Никто не способен идти вашим собственным путём, ваша уникальная непохожесть в этом мгновении ни на что, что было раньше, это следствие самого естественного свойства жизни – разнообразия. Мы рождаем из своих разума и души неповторимые смыслы не благодаря, а вопреки всем попыткам школы уложить нас в прокрустово ложе оценок в общем журнале.

Гибель творчества

Каждую секунду мы творим своими жизнями доселе несуществовавшее будущее. Всякий новый день это повод и способ сделать то, что мы ещё никогда не делали. Вне зависимости от нашего на то желания, мы все являемся творцами, созданными по образу и подобию эволюционирующей Вселенной, сотворившей в горниле сверхновых звёзд всё многообразие материи, сотворившей по меньшей мере на одной планете многообразие жизни, сотворившей десятками тысяч лет становления человеческой культуры многообразие человеческих смыслов. Мы – я и вы – недвусмысленно являемся олицетворённой эволюцией, прямым результатом четырнадцати миллиардов лет жизни Вселенной. Когда мы, я и моя жена, вели своего сына в школу, мы всерьёз думали, что там для него в оптимально укомплектованном виде будут разворачивать его личную историю – историю Вселенной и всего, что мы знаем о ней. Нет. Когда взрослый человек сетует, что его дни похожи один на другой, это он послушно реализует один из выученных школьных уроков. Одно и тоже. Одно и тоже. Одно и тоже.

Я повторю свою мысль из начала статьи. Школа стала причиной великого технологического прорыва, позволяющего нам пока пользоваться благами внезапно наступившего будущего. И школа последовательно реализует не на очевидно реальном, объективном пространстве, но на пространстве смысловом, субъективном, геноцид человечности.

Я не призываю забирать детей из школ, хотя именно это сделали мы с женой, я понимаю, что человеческое многообразие не подразумевает единственно верных решений. Моя цель – поделиться с вами своей обеспокоенностью стремительным возведением технологического колосса на глиняных ногах, не обеспеченного должным моральным уровнем людей, и выстраиванием в культуре людей зашколенного мировоззрения, учащего нас безмолвно подчиняться навязанным авторитетам, ходить строем, молчать, когда хочется говорить, утверждать, когда хочется сомневаться, наступать на горло своему творческому началу и хоронить естественное любопытство. Несомненна польза, которую получило человечество, системно прокачивая у детей мозги. Могут ли быть сомнения, относительно сопутствующего вреда?

В условиях стремительно ускорившегося времени мы впервые можем заметить, как на протяжении всего лишь одного поколения происходят значимые трансформации мировоззрений в социальных системах, на которые раньше требовалось жизни нескольких поколений и которые поэтому были незаметны для нас. Обладая знанием законов эволюции человечности, мы можем осознанно создавать изменения там, где они требуются в первую очередь. Поскольку наши дети сами будут давать названия своим профессиям, суть которых мы не сможем сегодня сколь-нибудь уверенно описать, нам имеет смысл перестать видеть своей целью вдолбить в них формальные знаний о строгих науках, ожидая формирование гармоничной личности в качестве побочного результата.

Возможно, решением для нас будет являться возможность вывернуть наизнанку этот подход, уделяя больше внимания формированию здоровых индивидуальных, уникальных человеческих качеств на субъективном смысловом пространстве, делая некоторые достижения естественных наук не целью, а средством для образовательных процессов. И тогда наши дети, обладая яркой здоровой индивидуальностью, смогут действовать сильно, уверенно и мудро там, где не будет проторенных дорог, иллюзии о которых навязывала им школа.