Вам саночки или ехать?

Вам саночки или ехать?

Моему сыну одиннадцать лет, он учится планировать время и выделять его на занятия, одни из которых ему очень нравятся, а важность и необходимость других он не понимает. Перед нами, как перед родителями встал вопрос мотивации. Всегда ли нужно делать только то, что хочешь? Чем оправдать насилие над собой в выполнении не самых приятных и любимых задач? Можно ли делать с желанием то, что делать не желаешь? Как выбирать задачи, распределять силы, как захотеть хотеть по собственному хотению?

Зимой мы с моим сыном очень любим кататься с большой ледяной горы, которая есть в парке неподалёку. Когда сын был маленьким, он, как и все дети, видел плюсы и минусы только этой минуты жизни и не умел пока заглядывать вперёд. Весело скатившись с горы, ему не нравилось тянуть за собой вверх санки, тем более, что гора у нас действительно классная, потому что большая. Он упрашивал меня тащить и его санки тоже, и мечтал, чтобы «как в тот раз» я как-нибудь затащил вверх санки с восседающим на них сыном. Теперь сын большой и тема «любишь кататься, люби и саночки возить» усвоена, понята и принята даже не как неизбежное зло, а как нормальное свойство окружающей реальности. Недавно мы с ним снова катались с той же горы и вместе наблюдали картину из собственного прошлого — маленький мальчик уговаривает папу отвезти его наверх на санках, а папа произносит эту сакральную поговорку, обучающую нас с детства закону единства противоположностей.

Иногда люди ощущают в себе то, что им хочется назвать недостатком мотивации.


Иногда люди ощущают в себе то, что им хочется назвать недостатком мотивации. Человек бывает не способен «заставить» себя делать шаги, им самим же осознанные как необходимые. У него есть выданные ему при рождении санки и он бредёт, волоча их за собой по пересечённой местности, а все горки вокруг какие-то маленькие, неказистые, невысокие. На них приходится залезать, чтобы хоть немного скатиться вниз. Не видя в этом особого смысла, человек сетует на то, что вот раньше горы были высокие, не то, что сейчас. Ему кажется, что другие люди вбегают в горы быстрее, что санки у них легче и катятся люди вниз дольше, дальше и веселей. Ещё ему кажется, что если долго идти между гор, то можно набрести на местность, которая сама по себе идёт под уклон и всю оставшуюся жизнь можно будет только катиться и радоваться.

Окружающее мелкогорье не впечатляет человека на подвиги. Ему, однако, не даёт покоя настойчиво повторяющийся сон, интуитивная память об искристом восторге, когда катишься вниз, ловя раскрасневшимся лицом снежные брызги. Получить жалкое подобие такого восторга можно, забравшись с санками на очередной холмик, но секундное удовольствие не идёт ни в какое подобие с тем, что человек хочет на самом деле. В итоге он раз за разом заставляет себя взбираться на ненужные безрадостные вершины, чтобы разочаровываться в результатах и уговорить себя, что оно того стоило.

Мудрые люди говорят, что нет такой проблемы, как плохая мотивации — есть лишь дурные, ненужные, чужие цели. 

А оно того не стоит. В действительности не нужно заставлять себя делать то, чего делать нет желания. Мудрые люди говорят, что нет такой проблемы, как плохая мотивации — есть лишь дурные, ненужные, чужие цели. Рядом с каждым человеком в прямой видимости и доступности есть прекрасная в своём снежном сиянии высокая значимая цель, достойная приложения благодарных усилий к достижению. Она настолько близка, что не заметить её мешает именно её близость и очевидность. И да, она высока, эта гора, но забираться на неё интересно и увлекательно. Она только ваша, эта вершина, для того, чтобы её покорить, нужны именно ваши тайные и явные таланты. Вам понравится нести на неё свои санки, чтобы скатиться с самым шикарным из всех удовольствий, которые только есть на свете. А потом вы будете это делать ещё, и ещё, и ещё раз!

 

kartinki-in-yanМетафору о санках и о горе не стоит воспринимать буквально, она нужна лишь для того, чтобы с наглядностью показать бесплодие мелкогорья и вспомнить усвоенный каждым взрослым человеком детский опыт преодоления трудностей во имя чего-то более значимого и интересного. В реальности всё ещё интереснее – вам вовсе не придётся так чередовать долгую трудную работу и короткий весёлый спуск. Имеет смысл отказаться от двоичного деления мира на радости и трудности. Так же, как Эйнштейн научил физиков объединять пространство и время, мы можем видеть, слышать и чувствовать вокруг и внутри себя инь-янь-единство проблем-решений, которое удивительно и прекрасно именно в этой своей всёсвязанности. Подъём к вершинам духа в часто внутренне непротиворечиво сочетает радость от труда и от награды прямо в процессе достижения цели. Поэтому — приветствуйте трудности, но только те, которые ведут вас в действительно сиятельную гору. Не избегайте проблем, а наоборот – чествуйте их появление, анализируйте их, благодарите мир за то, что двинул вас ещё выше, сделал сложнее.

Вместо альпинистов, осознанно идущих к вершинам личного призвания, мы получаем дипломированных растерянных верхолазов, по верхушкам нахватавшихся бесполезных знаний.

И ещё одна важная тема – не стоит тащить детей на свои вершины. Так мы отваживаем их от всякого желания жить в естественном для каждого человека пространстве проблем-решений, навязывая бегство от чужих, навязанных задач как стиль жизни. В этом состоит недостаток современного образования. Школа поставила перед собой цель выпускать для общества партии альпинистов, способных залезть на любые горы, на которые им укажут старшие, родители, государство и т.п. В итоге вместо альпинистов, осознанно идущих к вершинам личного призвания, мы получаем дипломированных растерянных верхолазов, по верхушкам нахватавшихся бесполезных знаний, стоящих спиной к своей собственной вершине духа и не имеющих понятия о том, где и как им примениться. Да, в современном мире самым важным навыком является навык быстрого освоения новых навыков. Но это не оправдывает насилие дипломированных растерянных учителей, которые привыкли ходить в свои невысокие безрадостные горы как на тяжёлую работу. Заставляя забираться на чужие вершины, мы формируем в ребёнке устойчивый паттерн «вершина – это не моё». Только случайно мы можем угадать, но и тогда только что скатившегося со своей горы, горячего от чистой радости ребёнка мы тащим туда, куда не надо ни ему, ни нам.

Есть версия, что этому миру угодно создавать для нас трудности с тем, чтобы мы становились умнее, глубже, тоньше, сильнее и свободнее в процессе их решения. И награда стоит этого! Мы с сыном любим кататься, любим возить саночки и желаем каждому из вас перестать выбирать недостойные вашего гордого человеческого звания высотки, а найти свою самую красивую цель, которую вам в радость будет достигать с пользой и для себя, и для всех людей!