Чёрное зеркало

Чёрное зеркало

Вчера вечером мы посмотрели фильм «ЛЕВИАФАН». Он не отпускал меня спать ночью, разбудил мыслями о себе сегодня утром и, по всей видимости, будет ещё долго идти вместе со мной. Это очень хорошо, потому что мысли, возникающие на этом фоне мне нравятся — они настоящие и честные.

Чтобы не отвлекаться в дальнейшем, сразу скажу буквально несколько слов любителям сказок о вселенских антироссийских заговорах. Я не думаю, что фильм Звягинцеву заказали коварные злые гоблины американцы, чтобы очернить наш славный светлый народ, состоящий из феечек и феев. Способность нации производить самокритичные и провокационные пощёчины самой себе это признак здоровья. Американцы, наряду с глянцевыми комиксами о придурковатых, звёздных и полосатых железных людях рождают фильмы наподобие «Своего человека» с Аль Пачино и Расселом Кроу (http://www.kinopoisk.ru/film/467/ ). Его, кстати, стоит посмотреть всем либералам, верящим в то, что там у них свобода слова. Свободы слова нет ни в одной стране, её нет нигде, кроме вашей собственной головы и запретить вам говорить не может никто, кроме вашего собственного страха. Бред об иллюминатах из ФРС, о плане Даллеса, о кощеях Ротшильдах, чёрный глаз которых слепит светлый образ матушки России, никак не встанущей, но постоянно встающей с колен, этот бред я слушать не хочу, но свободное слово доносит его до меня и заставляет реагировать. Фильм Звягинцева — прекрасная иллюстрация цитаты Виктора Пелевина о том, что антироссийский заговор, без сомнени, существует — беда только в том, что в нём участвует всё взрослое население России.

Дальше, собственно мой отзыв, который, я надеюсь, прочтут мои друзья, имеющие чуть более сложное, не чёрно-белое, а многогранное мышление. Фильм этот сложен, не прост, а потому замечателен своей способностью пробуждать. Всё, что в нём есть, могло происходить в России раньше и, очевидно, продолжает происходить сейчас. Люди-зверушки, которые обильно суетятся и эмоционируют вокруг имущества, статуса, секса, еды и питья это образ, который мы должны постоянно держать перед глазами, чтобы вспоминать о том, что мы разумны для того, чтобы творить смыслы, а не для того, чтобы копить вещи. Смыслы реальны, свободны и вечны, а вещи — иллюзия, тлен и рабство.

Левиафан — это наше чёрное зеркало, мы видим в нём кривые рожи, доставшиеся нам от обезьян, и хотим усомниться в способности зеркала отражать реальность. Да, люди могут быть сложнее и разумнее персонажей «Левиафана», но задача этой зеркальной метафоры не в том, чтобы полюбоваться на разноцветный макияж, а в том, чтобы разбудить в зрителе осознанность, чтобы спровоцировать искать и находить то, что хочется назвать злом. Зритель поумнее заметит, рассмотрит и разберётся со злом в себе. Обычный зритель увидит и перестанет быть равнодушным к злу в других. Дурной зритель назовёт злом сам фильм, чтобы он не смог разрушить его карточный домик для галлюцинаторного собственного светлого образа и образа матушки России. Феечка и фей протестуют! Что вам важнее — мнение окружающих или ваше собственное мнение о себе? Что ценнее — смотреть на себя своими собственным адекватным взглядом или суммой непонятно чьих мнений? Думаете ли вы на шаг вперёд или рефлексируете как амёба, которую раздражает внешняя реальность?

Россия не нуждается в тотальном обелении ровно как и в очернении, её образ должен быть адекватен многогранному прошлому и будущему великой страны. Пусть будет много смыслов — фильмов, книг, песен — окунувшись в которые нам захочется гордиться своей страной. Такие смысловые пространства крайне важны и для наших детей и для нас, так называемых взрослых. И пусть будут метафоры, бьющие под дых, дающие пощёчины, чтобы розовые очки отлетали в сторону и не врастали сначала в нос, потом в глаз, а потом и в мозг. Я в прошлом году читал лекции на Селигере и меня освистала молодёжь с розовыми очками, когда я позволил себе усомниться в розовой роли в истории товарища Сталина. Я говорил им о том, что можно принимать и любить историю своей страны в её живой многозначности с несправедливостями, подвигами, жестокостью и любовью. Но подростки любят чёрно-белое кино, собирая внутри своих границ белые сказки и отводя вовне место чёрным. В результате уходит способность замечать различия, оттенки, а значит и способность учиться.

Я знаю достойных людей во власти, которым смыслы важнее вещей. Я вижу, что новое поколение хочет жить в достойной стране и быть патриотами. Я думаю, что всё — и государство и люди — будет эволюционировать к более сложным, интересным, глубоким формам. «Левиафан» — значимый фильм, обязательный к просмотру, делающий равнодушных неравнодушными и в этом его главная ценность. Есть, кстати, фильм, который в актёрском составе ближе к разнообразному и адекватному срезу общества — это фильм «Дом» (http://www.kinopoisk.ru/film/542484/ ). Посмотрите, он вызывает схожие мысли и даже более метафоричен, чем тот, который обсуждается.

Одна из интереснейших мыслей после фильма — схожее ценностное пространство персонажей. Задумайтесь — разве кто-то из персонажей фильма на месте мэра действовал бы принципиально иначе? Я несколько лет провожу жестокий эксперимент среди слушателей своих семинаров. Я прошу их представить себя в министерском кресле, распределяющим огромные бюджетные деньги, выделенные на строительство, скажем, большой трассы. И вот вам делают предложение, гениальное в своей остроумной коварности, в результате которого неимоверные деньги вдруг становятся вашими. С трассой всё будет в порядке. И совершенно точно — никто не узнает. Никто! Один раз можно? Один раз?! Ведь вы же умный человек, вы сумеете распорядиться этими деньгами достойно — храм построите, например или больницу, или школу, или целый университет, или центр вселенской дружбы народов, или лес восстановите, реку. Всем хватит! Один раз можно?! Ну, один-то раз?! К этому моменту в аудитории почти нет неулыбающихся лиц. Это страшнее Левиафана, если задуматься.