Живым или мёртвым?

Живым или мёртвым?

Смерть мифического Бога, а точнее его аннигиляция под пристальным оком взрослеющего разума, становится по началу восхитительной свободой, а потом оборачивается разрушительной бездушностью. Атеисты на TED так остроумно и обоснованно критикующие религиозное самосознание выглядят бледно и блёкло рядом с другими спикерами, особое свечение глаз которых выдаёт их контакт с радостью творческого Присутствия. Концепция Бога, которую давно уже пользуют все мировые религии, стремительно устаревает, становится очевидны её невротические костыли, которые, однако, спасли и продолжают спасать многих из нас от нас же самих, от нашей алчности и жестокости. Восхитительно воистину чудесное исцеление, случающееся от понимания ненужности старых костылей. Никто не смотрит на тебя с неба, никто не судит тебя поминутно, никто не принесёт тебе твою жизнь на каёмистой тарелочке. Это добавляет энергии и сил — простое понимание того, что Богом в твоей голове служили голоса родителей и общественных устоев, которые можно и нужно учитывать, но вовсе не нужно обожествлять. Теперь всё зависит только от тебя и это замечательно, это сильная взрослая позиция.

Но потом происходит ещё одно чудесное исцеление и Всемогущий Ум подписывает добровольную капитуляцию перед тополиным пухом, сквозь который невозможно пройти, не потеряв всего себя прежнего, потому что он живой в тысячах ярких взаимосвязанных огоньков. Пушинки зажигаются, появляясь из пустоты на ярком солнце, вылетая из отвесной тени жилого дома, и тебе нужно пройти сквозь эту границу света и тьмы, жизни и смерти, пройти и не заплакать на глазах спешащих мимо людей. Потому что с каждым твоим шагом рождаются и умирают звёзды, и ты не знаешь, что там, за границей, а всё равно идёшь и понимание того, что все эти смыслы создал ты сам, ещё усиливает переживание бесконечной взаимосвязанности всего со всем.

Зачем верить в Бога? Чего в него, вообще, верить-то? Что в нём есть необычного? Вот же он. То, что люди в разные времена называли Богом, вытесняли это вовне, отодвигали в страхе подальше от себя, на небо, является твоим пониманием факта глубокого, живого, простого и удивительного присутствия в этом мгновении возможности его, это мгновение, осознать и творить им целый мир вокруг и внутри. Ты, физически сделанный из материала звёзд результат жизни Вселенной, результат многих миллионов лет эволюции — сложнейший организм, жизнь которого возможна в невероятно узком диапазоне температур, давления атмосфер, радиационного фона, ты можешь ценить, искать и рождать тончайшие совершенно нематериальные смыслы. Предельный ты, очищенный от имени, от опыта, от истории, от локальных узких личных иллюзий, ты живёшь мириадами ярких отражений многогранной мозаики, сделанной из изменчивых и разных форм всего. Зачем тебе храмы и священные писания, кроме как для подчёркивания каких-то особых оттенков, полезных и вредных мутаций исторического пути по бесконечнму разнообразию смысловой эволюции, стремящейся к большей красоте и сложности.

Понятно, зачем наши предки возводили мифологию вокруг этого нестерпимого пламени, вокруг предчувствия твоего дыхания в каждом движении, в каждой мысли. Идя в огне и не сгорая, они придумали сначала костыли религии, потом костыли атеизма. Вряд ли вообще человеку удастся остаться таковым, сохранять именно человеческие черты, не держась при ходьбе за, если не костыли, то за элегантную тросточку, потому что потребность объяснять, строить модели является характерной чертой этих рабов Божьих. Рабов на стройке большой пирамиды Духа, забравшись по которой повыше, можно понять что-то тоньше и глубже. Но стройка продолжается и всем найдутся задачи по силам и по мастерству.

Я выбираю верить в одушевлённую продолжающуюся эволюцию всего. Я и есть эта одушевлённая, продолжающаяся эволюция. Это увлекательно, красиво, мощно и прикольно — быть живой эволюцией!