Я — агент энтропии!

Я — агент энтропии!

Я — агент энтропии! Я — нарушитель порядка! Я — серебряный иней На возделанных грядках. Ты! Держись-ка за корни! Ты! Береги свои нервы! Ты! Ничего не заметишь… Ты — погибнешь первым. Пусть — рушатся стены! Пусть — варваров много! Пусть — Рим полыхает! Значит — туда и дорога! Если ты потерялся, Значит — я где-то рядом. Если ты оглянулся, Значит — встретимся взглядом. Может, белые крылья Есть у тебя за спиною. Может, алую розу Ты приготовишь к бою! Видишь — голос у песни! Слышишь — сердце открылось! Чувствуешь — радуга силы! Думай — новые жизни! И — шаг в направленьи. И — грозные речи. И — взгляд удивленья. И — руки...
Я видел Змея!

Я видел Змея!

От автора: этот рассказ представляет собой скриншот темы на форуме. В его оригинальном виде его можно посмотреть вот здесь. Форумы -> Дополнительные -> Встречи вживую Да! Я встречался со Змеем!! Мы разговаривали полтора часа и я записал все на диктофон. Змей пропал потому, что ему пришел полный и тотальный АБЗАЦ, он до сих пор даже не оклемался и не факт, что оклемается. То, что он рассказывает — офигенно, но и ужасно ваще, мурашки бегают табунами, как вспоминаю только. Я запись нашего разговора приложил в файле к посту, но там он часто жмется-мнется, мычит иногда чо-то, так что я полностью все стенографировал, что разобрал, но слышать это тоже надо, качайте, слушайте. Змей, ПРИКИНЬТЕ, сменил работу, работает там кем-то по типу то ли лесничего, то ли садовода, кошмар карочи. Завязал с наукой, больше не пьет НИ ГРАММА (а раньше-то!) и не курит ничего. Значит, справка для тех, кто не в теме. Пользователь ZmeЙ имеет на форуме статус «Вечный» и 2357 сообщений. В миру Змей кандидат каких-то наук, очень эрудированный, знает реально много, говорили: «ZmeЙ мудрый. Он все знает.» Полгода назад ZmeЙ пропал и не отзывался ни в личку, ни в аську, ни на сотовый, никак вообще. Общественность бурлила, но успокоилась. А в среду я встретил его случайно. Выхожу на перрон с электрички, смотрю — Змей в оранжевом прикиде волочет телегу с саженцами. Ну посидели, поговорили… Места, где имхо Змею сносит крышу, я помечаю курсивом. (Приветствия и мои уговоры, чтоб Змей раскололся на рассказ, пропускаю) Был я там, как мне казалось, недели две. Сначала я думал, что это затянувшийся кошмарный сон. Про первые два дня я рассказывать тебе не буду. Да и...
Китайский шпион

Китайский шпион

Меня зовут Семен Николаевич Кожевников. Мне 65 лет. Я — китайский шпион. В просторном карцере из недостатков — только отсутствие окон и одиночество. Теплого цвета стены, мягкий свет с потолка, растения в горшочках со всегда влажной землей, воздух из кондиционера приятно касается кожи. Белоснежная кровать ежедневно после того, как я проснусь и встану размяться на тренажерах, задвигается в стену и выезжает со свежим бельем. Трехразовое питание от пуза. Туалет и душ в соседней маленькой комнатке за плавно отодвигающейся дверной панелью. Одиночество… С тех пор как меня арестовали и посадили в тюрьму, прошло полгода, но я не видел ни одного человека. Суд откладывается. Ни следователи, ни адвокаты не приходят ко мне. Брезгуют. Я знаю, что за мной наблюдают камеры с онлайн-трансляцией в интернет — несколько раз я видел себя по телевизору в криминальных новостях. «Кунфуций опять втыкает в пустоту! Выродок сегодня три часа сидел как истукан, скривив ноги. Пока еще не взлетел. По всей видимости, он не оставил попытки научиться порхать по воздуху, как это делали мандарины-идиоты в убогих спецэффектах китайских довоенных фильмов. Сказочки-небылицы вскружили отщепенцу голову, и ради того, чтобы коммунисты продолжали считать его своим героем, он готов отказываться от всякой жизни по несколько часов в день. В камеру Кунфуцию ежедневно поставляется три литра отвратительного чайного пойла — скоро кожа предателя станет желтой, как у его узкоглазых друзей. Но никогда желтокожим чаепивцам…» Ничего… Беговая дорожка сломалась. Они должны будут зайти ко мне. Я выключаю телевизионную панель, откладываю пульт и сажусь в лотос. У меня теперь есть много времени для медитации. Я успокаиваю свое дао в центре бушующего циклона. Мои мысли перестают быть моими, и я наблюдаю, как они кружатся...
Фиеста

Фиеста

От автора: Этот рассказ очень поверхностно отражает мир, который весьма ярко присутствует в моём сознании. Не могу сказать, что меня в полном объёме устраивает реализация именно этого рассказа. Но меня очень и очень сильно греет задумка, которая стоит за этим текстом.   Часть первая Документ предоставлен Первым Архивом Собрания. Формат: Литературная обработка воспоминаний М.И.Малышева. Автор: Samuel Nothingam Событие датировано: 25.12.2322. В переговорной повисла пауза. Все были уверены, что капитан станет кричать. Но спустя, наверно, минуту я услышал спокойные слова: — Это неприемлемо. Вы должны заручиться расположением аборигенов. К вечеру мне нужно Ваше предложение о дополнительных ресурсах. Вы получите все, что нужно. Задача должна быть решена. Выполняйте. Капитан Большаков, безупречный во всех деталях военный офицер и безжалостный администратор проекта, спокойно, молча и прямо смотрел мне в глаза. Это было довольно странно — в нашу последнюю встречу неделю назад, да и почти все время на Фиесте, Большаков буйно тиранил контактную команду бестолковыми бюрократическими требованиями, сроками и проектными задачами. Сейчас капитан ведет себя крайне необычно — мы ждали ураган и бедствия, а видим неподвижную скалу. Вообще способность адекватно реагировать на неожиданность — это и есть работа тех, кто устанавливает первый контакт с внеземным разумом, но перед нами по идее находился представитель разума земного… Вдруг я отчетливо осознаю мысль, что может быть действительно стоит еще раз сходить в джунгли… Но я выпрямляюсь, поправляю очки и говорю: — Не только я так решил. Вся контактная команда однозначно делает вывод о том, что нам следует свернуть работы на Фиесте. Пилоты никогда не станут коммуницировать с людьми так, как хотелось бы руководству проекта. Мы получили отказ. Это все, капитан, мы должны уйти отсюда. Согласно установленным правилам....
Последний шах

Последний шах

Зажмуриться не удалось, чуваки. Закрыться руками тоже. Все происходило очень быстро, и думать было некогда. Сэм попытался отпрыгнуть в сторону и смог это сделать на удивление легко. Будто в замедленной съемке такси превращалось в груду дымящегося железа. Желтый фонарь с шашечками оторвался с раскореженной крыши, вращаясь, пролетел в воздухе несколько метров и упал рядом. Почему-то было сложно оторвать взгляд от черных квадратиков, нарисованных на пластике. Символ профессии, какое-то время дававшей средства на жизнь. Чернокожий толстяк Сэм работал таксистом, пока была возможность, а теперь вот решил умереть. «Кстати, а я умер или нет», — подумал он и увидел свое массивное окровавленное тело, наполовину вывалившееся из разбитого лобового стекла. «Умер. Хорошо», — удовлетворенно решил Сэм за секунду до того, как похолодел от ужаса. Точнее, он бы похолодел, если бы было чем. У Сэма не было ничего, что могло бы похолодеть, или потеплеть, или еще чего-нибудь. По этой же причине он не мог зажмуриться, не мог закрыться руками — у него не было век, у него не было рук. Сэм пытался обшарить, схватить себя хоть за что-нибудь, но у него теперь не за что было себя ухватить. Это было страшно, чуваки, но у него не было теперь ничего, за что он мог бы себя ухватить. Он заметался, он попытался кричать, и, кажется, даже закричал, но он не мог никак взять в толк, кто же это кричит и кто мечется, если нет никакого рта, нет никакого тела. — Yo! How ya’ doin’, man?! Wazzap?!* — вдруг услышал Сэм и обернулся, хотя он бы не смог объяснить, как именно он услышал и обернулся, но он это сделал, чуваки, наш Сэм сделал это. — А-а-а-а!!!...
Про львёнка

Про львёнка

Жил-был маленький львенок. У львенка были мама и папа. Львенок любил играть в машинки, мячики и ракету. Мама и папа, которые его очень любили, читали ему книжки и ходили с ним гулять в большой-пребольшой лес. Однажды маленький львенок заболел. Ему сразу расхотелось играть, он только лежал и иногда тихонечко всхлипывал. Мама и папа не отходили от него ни на шаг. Маленькому львенку очень не нравилось болеть, он хотел скорее выздороветь, чтобы снова играть с мамой и папой в свои любимые игрушки. Маленькому львенку часто хотелось спать. Вот как-то раз он заснул, и ему приснился сон про то, что ему нравилось больше всего на свете — львенок гулял по лесу. Вокруг стояли деревья, под ногами тихо шуршала трава, где-то пели птички, вокруг был теплый солнечный день. Львенок во сне чувствовал себя хорошо. Он вдруг подумал, что было бы здорово найти какую-нибудь целебную травку или листики с целебного дерева, а может быть даже целебный ручей. И тогда бы он скушал травку, откусил листик и попил из ручейка и выздоровел. Но маленький львенок не знал какую ему скушать травку, откусить листик и из какого ручья попить. Потому что он был еще маленький. Львенок расстроился во сне и очень-очень захотел, чтобы нашелся кто-нибудь, кто научит его выбирать целебные травки, листики и ручейки. Тут он вышел на большую поляну и увидел посередине нее большой старый пень. Пень был такой огромный, что львенку захотелось рассмотреть его поближе. Он подбежал к пню, обошел вокруг него и, прыг-прыг, запрыгнул наверх. Сверху старый пень был очень ровным. Львенку понравилось бегать от края до края большого круглого поля, каким был сверху старый пень. Когда он набегался, он свернулся калачиком...
Страница 21 из 24« Первая...10...1920212223...Последняя »