Мастер Енот

Мастер Енот

Жил-был на свете Мастер Енот. Однажды, когда Мастер Енот был маленьким и его звали Крошкой Енотом, с ним приключилась история, о которой узнали все звери. Люди даже сделали мультфильм про то, как мама научила Крошку Енота улыбнуться «страшному» отражению в воде. Все звери и почти все люди поняли из этой истории одну важную вещь — не нужно уделять своим страхам так много внимания, стоит только поприветствовать их своей улыбкой, как они исчезают.

Все, да не все. Слава, неожиданно свалившаяся на Крошку Енота, странным образом исказила его понимание того, что же на самом деле с ним приключилось. Дело в том, что звери — и взрослые, и дети — встретившись с Крошкой Енотом, просили его улыбнуться им так, как он тогда, в тот памятный вечер, улыбнулся своему отражению в воде. Малыш понял свою задачу так — теперь ему предстоит обучать зверей правильно улыбаться. Со временем звери стали его звать Мастером Енотом.

С возрастом у Мастера Енота, а это был енот-полоскун, проявились и окрепли родовые инстинкты. Чем старше Мастер Енот становился, тем сильнее ему хотелось делать то, что очень часто делала его мама. Об этом даже был эпизод у людей в мультфильме — ему хотелось стирать. Стирал он с упоением, признавая это за искусство. Вся его одежда, бельё, скатерти, занавески — всё это было кристально свежим и чистым. У зверей, приходивших к Мастеру за наукой, были, однако, разные представления о чистоте. Многие шли к нему издалека и добирались не в самом чистом состоянии, чего Енот никак не мог вынести рядом с собой. Поэтому перед тем, как поговорить с гостями, Мастеру Еноту приходилось достаточно много стирать.

Когда звери были качественно обстираны и излучали благодушие и доброжелательность, Мастеру Еноту оставалось только сесть перед ними и улыбнуться своей знаменитой улыбкой. После этого звери сами начинали широко улыбаться, и на этом мастер Енот считал свою задачу выполненной. В его душе, однако, оставалось смутное чувство незавершённости, но чем больше он стирал свою и чужую одежду, тем больше ему казалось, что он сможет устранить это ощущение. В любом случае, звери уходили от него радостные и очищенные. Так продолжалось до тех пор, пока в гости к Мастеру Еноту не пришёл Серый Волк.

Тут надо сказать, что гостями Мастера Енота были в основном безобидные и маленькие звери. Зайчики, белочки, ёжики, обезьянки, суслики, хомячки шумно играли в свои весёлые игры на полянке перед домом Мастера, когда из-за деревьев вдруг вышел огромный и голодный волчище. Хищнику не удалось застать никого из гостей Енота врасплох. Звери дружно разбежались и попрятались, многие при этом даже успели улыбнуться волку, как учил их Мастер. Волк подошёл к дому и стал обнюхивать его, предполагая, что там мог кто-нибудь спрятаться.

— Я чую твой страх, Енот, — сказал Волк, — выходи, я тебя съем. Я — санитар леса и ем только тех, кто меня боится. Из всех зверей, которые здесь только что были, ты пробуждаешь во мне самый сильный голод. Никто не испугался меня так, как ты. Поэтому ты должен умереть. Выходи.

Звери, попрятавшиеся за деревья вокруг поляны, не слышали, что сказал Волк. Они шептали друг-другу, что сейчас Мастер Енот выйдет из дома и улыбнётся Волку. Они не знали, что будет дальше, но никто не мог даже представить себе, как сильно испугался Мастер Енот, как тряслись его коленки, как дрожали его пальцы. Он с радостью улыбался всем, кто походил на него самого, кто был его отражением. Слава сыграла с ним злую шутку. Своей улыбкой он мог объяснить зверям больше, чем понимал сам. А теперь, на глазах своих учеников, ему предстояло умереть или позорно спрятаться. Подумав о том, что на его дом сейчас в надежде смотрят сотни учеников, Енот решил принять смерть, но не обмануть их ожиданий.

Вдруг странный запах привлёк внимание Енота. Видимо Серому пришлось много бегать в поисках добычи, и его одежда была пропитана потом. Внутри Енота пробудился инстинкт, неожиданно придавший ему смелости. Забыв об опасности и почти не контролируя свои действия, Енот немного приоткрыл дверь, высунул свою полосатую мордочку и предложил Волку постирать его одежду. Для этого он попросил Серого зайти за ширму, снять там свою грязную одежду и положить её в таз. Волк так широко раскрыл от удивления пасть, что его язык вывалился наружу. Ещё никогда его жертвы перед смертью не оказывали ему услуги. Серый решил, что Енот сошёл с ума. Но это вполне подходило под его санитарные задачи — сумасшедшего зверька требовалось сожрать в первую очередь. Но одежду действительно требовалось постирать, и Волк, ухмыльнувшись, сделал всё, как просил Енот.

Происходившее встретило возгласы одобрения среди прячущихся по окраинам поляны зверькам. Они увидели, что их учитель не изменяет своим принципам. Это вселило в них надежду. Мастер вскипятил в ведре воду и стал стирать одежду своего будущего убийцы. Все его действия были быстрыми и автоматическими. Но по мере того, как одежда Волка становилась всё чище и чище, Еноту становилось всё страшнее и страшнее. Меняя раз за разом воду, Мастер, усердно орудуя лапками, состирал с одежды Волка всю грязь. Он менял воду до тех пор, пока одежда не приобрела идеальную чистоту, а воду уже не нужно было менять — она оставалась совсем прозрачной. Его работа завершилась, и пора было выходить из хижины, чтобы развесить мокрую одежду на верёвки. Но там его ждала страшная зубастая пасть.

Неожиданно взгляд Мастера упал на таз с водой, оставшейся от стирки. В нём он увидел своё отражение. На него смотрел печальный и уже немолодой енот-полоскун, жить которому осталось всего несколько минут.

— Ты ошибалась, мама, — грустно сказал Енот своему отражению, — улыбка не решает всех проблем. Честно говоря, я даже не думаю, что ты имела в виду именно это. Наверно, ты просто помогла мне тогда справиться с самим собой. Ты лишь хотела научить меня не бояться моих маленьких детских страхов. Но потом вокруг было так много людей, которые хотели только одного — чтобы я всегда улыбался им. И я улыбался! Знаешь, мама, а я ведь могу улыбаться сотней разных способов. Например вот так. И вот так! И вот эдак! А ещё вот как могу! И вот так тоже могу! А этот Серый Волк, мама… Он же хочет съесть меня только потому, что я ему не улыбнулся. Он санитар, понимаешь? Сейчас я ему улыбнусь, мама! Я сейчас ему так улыбнусь!!!

Волк не успел ничего заподозрить, как распахнувшаяся дверь с размаху врезала ему по носу, которым он принюхивался, неожиданно потеряв аппетитный запах страха, только что исходивший изнутри дома. Искры посыпались у Серого из глаз и он взвыл, отпрянув назад. Мастер Енот выскочил из своего дома и выплеснул на шкуру Волка целое ведро с кипящей водой. Волк, натыкаясь в бешенстве на все предметы во дворе Мастера и путаясь в бельевых верёвках, метался в поисках путей к отступлению. Верёвки не выдержали и порвались, а большая белая простынь нахлобучилась Волку прямо на голову. Вдруг Серый услышал позади себя невообразимо страшный вопль — это Мастер Енот, взобравшись на бочку, оглушительно рычал, раскрыв свою пасть и показав все свои острые зубы. Волк, понял, что сейчас его укусят туда, откуда растёт его хвост. Тогда Серый завопил ещё громче и сломя голову побежал прочь, не разбирая дороги. Он с громким ударом врезался в первое же дерево, завыл, но страх гнал его дальше и дальше. Смеющиеся звери долго ещё слышали удаляющиеся звуки глухих ударов и вопли Серого Волка, натыкающегося на деревья.

С тех пор многое в жизни Мастера Енота изменилось. Правда, некоторым особо благодушным зверям перестало нравиться, что вместо доброй и приветливой улыбки, которой раньше учитель встречал их рассуждения о необходимости всеобщей звериной любви, они теперь видели оскал и слышали глухое предупреждающее рычание. Но другие звери говорили, что слова Мастера стали ещё глубже и мудрее, а его улыбку теперь нужно было заслужить, и что она дорогого стоила. В память о целительном визите Серого Волка Енот носил теперь его куртку, которую сам для себя перешил по размеру.

Стирать же одежду своих гостей Мастер теперь не торопился, а делал это только в особо запущенных случаях.