Всё связано

Всё связано

Бабушка очень любит вязать. Она настоящая мастерица. Мне сегодня опять снились её разноцветные, как радуга, нитки. Я проснулась и молча сижу на краю кровати, протерев и широко раскрыв глаза. Бабушка утром помыла полы (они блестят на ярком солнце из окна), затопила печку (тепло), испекла пирожков (хочу бабиных пирожков!), а сейчас сидит рядом со столом и вяжет деду новый теплый свитер. Кудахчут куры и гремит цепь — это Пират вышел из будки полакать воду, я вспоминаю, как он смешно шлепает языком по воде и улыбаюсь. — Баба, я просну-у-ула-а-ась. — Доброе утро, моя Петелька любимая! Будешь пирожок? — Угу. — Иди, молочка налью тебе. Я быстро одеваюсь. Тапочки у меня вязаные, тёпленькие, с ушками, они надеваются на мои ножки и бесшумно топают меня к бабе. Баба такая большая, её с утра надо сначала обнять, утонуть в её пухлых мягких руках, прижаться к ней и постоять так немного, пошмыгивая носом. Потом я влезаю на табуретку, поворачиваюсь к столу, беру из тарелки пирожок («Бери, какой на тебя смотрит») и ем его, и пью прохладное молоко, и болтаю ножками. — Баба, а деда где? — Овец вон стрижет. — А зачем? — Шерсть чтоб была. — А зачем? — Пряжу прясть. — А зачем? — В нитки сплетать. — А зачем? — В клубки мотать. — А зачем? — Вязать буду костюмчик новый тебе. — А зачем? — Дык ведь из старого-то ты выросла уже. — А зачем? — Выросла зачем? Это уж ты сама понять должна, Петелька моя, — баба улыбается. Баба улыбается, и я ей улыбаюсь, доедаю пирожок, допиваю молоко, кладу на стол альбом, беру карандаши, высовываю язык и рисую цветочки....
Делай!

Делай!

С декабря 2013 года ежегодно в Лондоне в Метрополитен Табернакл (Метропольская скиния) проходит событие необычного формата, «Живые письма». Известные британские актёры читают со сцены письма выдающихся людей воссоздавая образы авторов. Одно из таких писем написанное художником минималистом Солом Левиттом своей приятельнице скульпторше Еве Гессе, было блестяще воплощено актёром Бенедиктом Камбербетчем. Сол написал его своей подруге чтобы поддержать её. В тот период она была неуверенна в себе и сомневалась в том что она делает. Письмо местами грубоватое, но такое в вдохновляющее! Каждая строчка этого текста искрится энергией, и, что важно, он универсален! Эти слова могут обращены не только к людям творческим, а ко всем, кто находится на распутье, «в подвешенном состоянии». 14 апреля 1965 года Дорогая Ева! Прошёл почти месяц с тех пор, как ты мне написала и возможно, ты забыла о своём душевном состоянии. Хотя я в этом сомневаюсь. Ты кажешься такой же, как и всегда и ненавидишь это каждую минуту. Не надо! Научись хоть иногда говорить всему миру: «Да пошло оно всё!» Имеешь на это полное право. Просто перестань думать, беспокоиться, оборачиваться, размышлять, сомневаться, бояться, страдать, надеяться на какой-то лёгкий путь, сражаться, хвататься, усложнять, раздражаться, отказываться, мямлить, бубнить, ворчать, стесняться, спотыкаться, неметь, скитаться, рисковать, метаться, покрываться краской, протискиваться, цепляться, долго думать, скулить, стонать, вздыхать, хныкать, надоедать, нести бред, заниматься крохоборством, придираться, мочиться тонкой струйкой, совать нос, задирать зад, выпучивать глаза, показывать пальцем, шнырять по закоулкам, долго ждать, ходить маленькими шажками, смотреть по-злому, подхалимничать, искать, выделяться, порочить, морочить, морочить, морочить себя. Перестань и просто — ДЕЛАЙ! Из твоего описания и из того, что я знаю, о твоих предыдущих работах и твоих способностях, то, что ты делаешь, звучит отлично. «Рисование...
Светятся другие

Светятся другие

Однажды Сергей Петрович обидел Василия Степановича. Обидел и попросил прощения, и Василий Степанович его, конечно же, простил. Ночью Василию Степановичу приснился сон, в котором к нему пришел покойный отец Сергея Петровича, Петр Иванович, и сказал: — Я знаю, что мой сын тебя обидел, а ты простил его. И ещё я знаю, что ты простил его не до конца. У тебя нет мира в душе по отношению к моему сыну, а это видно мне и печалит меня на том свете. Пожалуйста, прости моего сына по-настоящему. Пожалуйста, помолись Богу так, как ты сможешь, и пусть в твоей душе настанет мир. Василий Степанович был ошеломлен такими словами Петра Ивановича, и прямо во сне сразу же решил сделать так, как тот его просил. Вспомнив простую молитву и медленно произнеся её, он глубоко ощутил, что вернулся к великому покою и миру в душе. И стало ясно, что только теперь и стал покой, и стал мир. Почувствовав это, Василий Степанович оглянулся и в смятении увидел, что Петра Ивановича окружает яркое живое сияние! Василий Степанович решил, что разговаривал со святым человеком и пал перед ним на колени. Но Петр Иванович поднял его и сказал: — Во мне не больше святости, чем в моём сыне, Сергее Петровиче, и чем в любом другом человеке. Но сейчас и мой сын, которого ты простил, излучал бы для тебя свет. Просто ты обрел мир в душе и теперь можешь видеть людей такими, какие мы есть на самом деле. Василий Степанович проснулся и подумал: «Светятся...
Откройте окна!

Откройте окна!

Движением памяти я присматриваюсь к событиям стихающего дня. Я хочу нащупать и поймать одну зыбкую мысль, удержать её своим вниманием, чтобы до конца прочувствовать и понять. Мысль эта ещё не оформилась, не стала даже образом, что уж говорить о тексте. Она о том, что во всём, что происходит со мной, слишком много меня, неоправданно много. Вот пришёл образ. Он похож на окно с белыми рамами и чистым прозрачным слеклом, сквозь которое я смотрю на зелёный цветущий сад. Там, за окном, моя красота и гордость, мой труд, мои планы, мои заботы. Я бы мог дать себе несколько спокойных минут, чтобы увидеть этот сад весь целиком, таким совершенно несовершенным, таким любимым, таким моим. Но вместо этого я занавешиваю, закрываю, исправляю простоту естественного вида из окна какой-то тюлью с вышитыми растениями, я заклеиваю стекло по углам бумажными разноцветными деньгами, прячу или прячусь за пёстрыми шторами разной степени прозрачности, оставляя от сада только маленькую проталину. И вот я в ночной тишине смотрю на события стихающего дня, пытаясь провести очень важное сейчас для меня различие. Что я чувствовал больше — едкого страха за своё будущее или искренней незатейливой правды? Где я был прозрачен и чист, позволяя миру быть таким, как он есть, а где я был плотно набит жёсткими неповоротливыми планами? Через что, через какие очки я смотрел, сквозь какой шум я слышал, за какими скафандрами прятался? От чего? Слишком много меня. Никакие события, простодушно и налегке пришедшие ко мне в этот день, не заслуживают такой жёсткой и суетливой встречи. Пойду, открою...
Новый сезон

Новый сезон

Жил-был кораблик, который плыл только тогда, когда на него кто-то смотрел. Чужой взгляд, осуждающий или одобряющий, словно бы наполнял его паруса. Если же рядом не оказывалось никого, кому было бы до него дело, кораблик зависал на поверхности моря и смотрел в глубину на причудливый мир подводного царства. Он мог делать это часами, днями, неделями. Товар в его трюме портился, корпус медленно ржавел, время шло впустую и совершенно ничего не происходило. Под водой же рыбы жили бурной, насыщенной жизнью, иногда они шумно воевали друг с другом в лабиринтах скал и затонувших кораблей, но в остальное время они развлекались многосерийными постановочными играми. Рыбы добывали из глубины всегда что-то необычное, диковинное, что-то такое, чего кораблик никогда не видел, но что не имело к его жизни ни малейшего отношения. Если мимо проплывало какое-нибудь судно, то кораблик всегда деловито работал двигателем, производя впечатление ответственного участника мореходства. Когда ему удавалось таки доплыть до места назначения, то годного товара в его трюме оставалось совсем немного и на жизнь он получал сущие гроши. Но кораблик так хорошо разбирался в жизни рыб, что был почему-то уверен, что за это ему может быть даже будут платить. Иногда, во времена острого безденежья кораблик пытался справиться с собой. В порыве самоосуждения он давал себе обещания много работать и всё успевать вовремя. Но как только ему предоставлялась возможность побыть одному, он сразу же вперивался в глубь, где как раз вышла новая серия из сказочной жизни прекрасных, но жестоких рыб, воюющих за железный трон. Кораблик даже соорудил себе такой посередине палубы из обломков старой заточенной арматуры, чтобы капитану было прикольно сидеть на нём, читая новости на телефоне. В итоге кораблик стал заплывать всё...
Говорящие головы без тела — вот что они хотят видеть!

Говорящие головы без тела — вот что они хотят видеть!

Это очень ценная цитата из книги Кена Уилбера «Один вкус». О том, кого люди хотят видеть своими мудрецами.   Одна из многих причин тех затруднений, которые вызывает у нас понятие «неэгоистичность», состоит в том, что люди хотят, чтобы «неэгоистичные мудрецы» соответствовали их представлениям о «святости» или «духовности», которые обычно означают полное отсутствие плотских желаний или побуждений и постоянную милую улыбку . Люди хотят, чтобы святые обходились без всего того, что обычно заботит их самих — денег, еды, секса, взаимоотношений, желаний, — они хотят, чтобы «неэгоистичные мудрецы» были «выше всего этого». Говорящие головы без тела — вот что они хотят видеть. Они считают, что религия попросту избавляет от всех более основных инстинктов, влечений и отношений, и потому они обращаются к религии не за советом, как жить с воодушевлением, а за тем, чтобы избегать такой жизни, подавлять и отрицать ее, спасаться от нее. Иными словами, типичный человек хочет, чтобы духовный мудрец был «в меньшей степени человеком», каким-то образом лишенным всех тех беспорядочных, пикантных, сложных, пульсирующих желаний, побуждений и сил, которые движут большинством человеческих существ. Мы ожидаем видеть у мудрецов отсутствие всего, что движет нами самими! Мы хотим, чтобы мудрецов совершенно не касалось все то, что нас пугает, сбивает с толку, мучает, ставит в тупик. И именно это отсутствие, эту пустоту, эту «менее чем человечность» мы обычно подразумеваем под «неэгоистичностью». Но «неэгоистичность» не означает «меньше, чем личность», она означает «больше, чем личность», все нормальные личностные качества плюс некоторые надличностные. Подумайте о великих йогах, святых и мудрецах — от Моисея до Христа и Падмасамбхавы. Они были не робкими слабаками, а энергичными вождями и инициаторами решительных действий — от изгнания торговцев из храма до...
Духовное взросление

Духовное взросление

Одна из основных проблем послеподросткового взросления мужчин и женщин в современном обществе является насильственная узурпация религиозными институтами вопросов духовного развития. Для пострационального мышления очевидны убогие костыли религиозного догматизма, но за неимением очерченных карт и проверенных смысловых пространств на новом этапе развития, люди могут ошибочно вступить на путь маргинализации своих взглядов, следуя за поверхностными и недоброкачественными идеями. Мы должны освободить духовность из прокрустова ложа обязательной к безоговорочному усвоению религиозной мифологии, чтобы создать условия для свободного творческого развития наших новых духовных ориентиров. Удивительным союзником пострационального мышления является форма здорового атеизма в его скептической части, направленной на высмеивание догматической религиозности. Воинствующий атеизм, однако, слепо нападает и на формы духовного пробуждения, на глубокие мистические переживания, сводя их лишь к форме религиозного опыта, но здесь следует провести границу — мы видим недостатки не только закостенело религиозного, но и алчного материального мышления. При этом, используя рациональный ум по назначению, превосходя его и используя как надёжный, но не единственный инструмент, мы можем формировать для себя новые смысловые пространства, в которых отметаются маргинальные выдавания желаемого за действительное, и в которых духовное и материальное не только не спорят друг с другом, но и являются потрясающе красивой формой естественной взаимообусловленности, являются двумя лицами Вселенной, двумя направлениями эволюции. Каждое новое достижение на линии материальных форм является основанием для развёртывания новых форм сознания и наоборот. Мы более не видим конфликта между наукой и духовностью, даже если они по отдельности ещё продолжают воевать друг с другом. Мы строим новую идеологию взросления, в которой более не нужно стесняться своей духовной глубины, в которой не нужно отвергать свой рациональный ум, в которой нет необходимости выполнять мифические ритуалы и настаивать на простых решениях там, где...
Страница 1 из 2412345...1020...Последняя »